27 сентября 2019 года в Нотно-музыкальной библиотеке им. Юргенсона состоялось первое в этом сезоне заседание ЛИТО "Точки" при Совете по прозе СП России.

Автор: Юлия Великанова.

 

         Руководитель ЛИТО А. В. Воронцов открыл встречу. Обсудили ряд организационных вопросов.
         Решено, что 17 октября в 17 часов состоится презентация сборников «Точки. Избранное»,  «Точки преображения»  и «Новое слово» (сборник одноимённого издательства "точкинца" Максима Федосова) в Книжной лавке писателя на Кузнецком мосту.

         Участницы «Точек» Нина Кромина и Юлия Великанова рассказали о своих впечатлениях от поездки к Крым, где в августе прошёл  Международный фестиваль "Литературные традиции". Насыщенная экскурсионная и литературная программа, творческое общение и ласковое море. Удивительное приобщение к миру литературы, с "погружением".
          Участники ЛИТО «Точки»  по традиции увезли с фестиваля множество наград.   Первое место в номинации «Малая проза»  получила Жанна Варнавская. Первое место в номинации «Малая проза для детей» - Галина Стеценко.

           Премию «Пражская муза» - первое место в номинации «Малая проза о Праге и Чехии» -  Дмитрий Воронин.

         Второе место в номинации «Малая проза» завоевала  Нина Кромина, третье – Алёна Кубарева, новый участник ЛИТО «Точки», воспитанница очных курсов А. В. Воронцова.

           В номинации «Малая проза для детей» второе место присуждено Алёне Кубаревой, третье – писательнице из Тывы Зое Донгак.

            Прозаик Алексей Небыков попробовал свои силы в поэтическом переводе  и завоевал  третье место в номинации «Литературный перевод».

           В конкурсе на приз зрительских симпатий в номинации «Малая проза» третье место получил Михаил Кромин. В номинации «Малая проза для детей» зрители активнее всего  проголосовали за рассказ Антонины Спиридоновой, чуть менее дружно – за произведение  Алёны Кубаревой.

           В номинации «Малая проза о Праге и Чехии» зрители среди других отдали предпочтение и Дмитрию Воронину (второе место).

           Результаты в других номинациях тоже достойные: Антонина Спиридонова заняла третье место в номинации «Поэзия для детей»,  Нина Кромина – третье место в номинации «Драматургия».

          Также Нина Кромина рассказала о вечере  Татьяны Медиевской, который состоялся в сентябре  в Лондоне. Федеральное агентство Россотрудничество и Лондонский литературный клуб «Glagol» организовали встречу писательницы с русскоязычными читателями, которые, кстати говоря,  очень соскучились по русским писателям. Татьяна представила в Лондоне свои книги, а также -   сборники «Точек».

         А в ноябре в Набережных Челнах состоится юбилейный концерт другой участницы «Точек», поэта и музыканта  Ольги Кузьмичевой - Дробышевской. Планируется  поездка в Елабугу, в музей Цветаевой. В библиотеки будут переданы экземпляры наших сборников. Ольга приглашает принять участие в программе.

      Ришат Кильмяков в своём небольшом выступлении рассказал, что в текущем году в издательстве «У Никитских ворот» вышел его роман «Всегда найдётся тот, кто разобьёт шары» (Ришат печатается под псевдонимом Риша Киник). Сразу после выхода книги в «Литературной газете» появилась критическая статья Максима Замшева.

        А. В. Воронцов отметил, что именно это – нормальный ход вещей. Издана книга - роман, обсуждённый на встрече «Точек»  (обсуждение  помогло автору). Вслед за этим – рецензия  в центральной прессе. Так и должно быть в литературном процессе. Деятельность ЛИТО, ни в коем случае, не должна замыкаться  на себе, а всеми доступными средствами идти к своему читателю.  Нам нужны читатели. Нам нужен выход в большую литературу.

      Основная часть встречи была посвящена презентации книги Андрея Лисьева " Метро 2033. Зима милосердия".

          Автор рассказал, что он сам является поклонником дебютной книжки Дмитрия Глуховского  «Метро 2033», ставшей основой серии.  В серии «Метро…» книжка Лисьева оказалась сотой.

          Тема апокалипсиса среди молодёжи и вообще у наших современников – болезненна. Андрей  прочёл много книг этой серии и увидел, что в 2014 году художественное качество книг стало падать. Издатели  поставили себе фантастическую планку – 2 романа в месяц, т.е., 24 книги в год; Андрей решил попробовать свои силы в этой серии.

         Работал над книгой  пять лет. А дебютную сцену приносил на «Точки» в

 2015 году, -  в качестве рассказа.

           Пока  работал, волновался,  что серию закроют. Боялся, что тот кусочек мира, который придумал он, опишет  и кто-то другой одновременно, и придётся толкаться «боками». Но,  с другой стороны, это интересный вызов – вписаться в чужие координаты, -  в рамки того, что уже написано в серии. В  том, что авторы уже придумали,  Андрею не нравились жуткие тоталитарные сообщества, общины, масса несимпатичных персонажей. В  некоторых книгах серии вообще некому сочувствовать. Отсутствует гуманизм.

           Нужно было писать в рамках книжной серии. С другой стороны, автору хотелось создать самодостаточное произведение. Понятно, что люди, которые будут читать роман, необязательно прежде прочли все предыдущие 99 книг.

            Книга построена как квест. Это – история об инициации – взрослении подростка.

В какой-то период были проблемы с написанием. Забросил. Потом вдруг понял, что герой получился хорошим,  симпатичным. «И я был ему должен». Не мог оставить работу – довёл до конца.  Спустя пять лет книгу издали.

      Общее место для всех критиков в обсуждениях – неправдоподобность созданного Глуховским мира. Но эти претензии - не конкретно к роману Андрея. Он должен был соблюдать правила.

      «Главное в этих книгах – не антураж, а что-то другое. Надеюсь, что вы тоже в этой книге для себя что-то найдёте. Спасибо!»

А. В.Воронцов поделился своими впечатлениями от книги:

Очередная наша книга. Известной серии. В нынешних книгоиздательских условиях  индивидуальный выпуск книг практически отсутствует. Но есть серийный продукт. Значит, надо встраиваться в эту систему. То есть, искать для себя серию. Не подлаживаться, не специально искать, что бы написать, а искать подходящую серию для своего готового произведения. Чтобы извлечь  для себя максимальную выгоду из серийного принципа книгоиздания.

«Зима милосердия» – прямое включение автора в серию. Не поиск. Но тоже возможный вариант.

«Метро 2033» - это уже не серия. Это – жанр. Многие авторы пишут об этом. Не только те, которых издают. Другие публикуют свои произведения в Интернете, на определённых сайтах.

Здесь бытуют свои законы. Везде в тоннелях метро идут бои, с применением артиллерии и гранатомётов. В месте, где существует кумулятивный эффект, где ты гранатомётом сожжешь сам себя. Есть и другие несуразности в книгах этого жанра.

Первое. Читая роман Андрея Лисьева, обнаружил достаточно динамичную прозу. Квест. Под землёй всё концентрировано. Развивается из главы в главу.

Повесть «Копьё прозрения» (предыдущее произведение А. Лисьева, которое обсуждалось на «Точках в 2018 году) был не очень динамичен и  ритмически не очень хорошо организован. Как будто композиция буксовала. Здесь такого нет.

С творческой точки зрения,  это - успех,  с издательской – тоже. Новый хороший этап в творчестве Андрея.

Второе. Не исторический материал. Отражение окружающей действительности  получается у автора. Даже лучше, чем в исторической книге,  с точки зрения языка.

Стиля особого нет. Это - специфика. От автора требуется доходчивость изложения, понимание производимого на читателя впечатления.

Как приключенческий роман это – удача. Но на перспективу – у любого писателя  есть свои задачи развития.

О теме метро. Аргентинские писатели успешно работают. Хулио Кортасар «Записки в блокноте». И другие. Здесь  - основа для многих произведений о подземном мире метро.

Это – один из архетипов – противоположность свету, обычной жизни.

Естественно для литературы – поиск глубин, противопоставлений. Свет и тьма, день и ночь, подземелье и верхний мир.

Такие проекты, как «Метро 2033»,  пускают эту тему  в узкое русло.

Количество тем и сюжетов в мировой литературе вообще ограничено. Полста всего. Корневая основа одна и та же, но многообразие – индивидуально, благодаря автору.  Это и есть волшебство творчества.

Автор может что-то прибавить своё  к истрёпанной, затасканной теме, озарить новым цветом, заставить читателя почувствовать всё внове.

От  сжатия, от засунутости в подземелье духовный мир людей не уничтожается, а,  возможно,  и наоборот, всё это  предельно сосредотачивает  духовную сущность. Интенсивная духовная жизнь в отсутствие другой сулит пронзительные открытия о вечности, Боге, жизни и смерти.

    Глубины в этой книге  не хватило. Хотя нельзя сказать, что порыв героев – вырваться из катакомб - нельзя отнести к духовному феномену. Это – внешнее действие. Проблема людей в этой ситуации – не физические: ну, вырвешься,  а точно ли можно вырваться? А может, и нет «чистого», пригодного для жизни места. Всё есть в самих людях – в той ситуации, в которой они оказались…

Очень рад, что роман вышел. Вышедшее произведение – оно уже есть. Критиковать неопубликованное труднее – оно более уязвимо. Тут - уже свершившийся факт.

Свойство настоящей литературы, – чтобы взволновало. Это очень важно для читателя. Чтобы родилось сопереживание.

Есть замедление повествования из-за уточнений и повторов. Лексическая работа тоже нужна. Нужно доверять своему слогу. Редакторы порой только прибавляют вопросов.

        Пожелаю Андрею, чтобы следующим стал  не сто первый роман  серии «Метро 2033», а некое другое произведение. Что было бы интереснее.

         Может, в каком-то другом проекте, а, возможно, в своём…  Да, мы уже запустили «Точки».  А  я имею в  виду, может, у нас будет свой проект, - где можно будет печатать романы и повести, наши же. Возможно, некая «Вселенная «Точки»…

         Докладчик Максим Федосов честно признался, что смог прочесть только три главы обсуждаемого романа, и понял – «не моё». Он воспитывался на литературе, которая сеяла «разумное, доброе, вечное». Много читал в детстве. От литературы такого рода шарахается,  даже обложка вызывает отторжение. Это – лично его мнение. Его сыну 27 лет. Он попросил принести ему такую книжку, -  почитать. Глуховского сын  знает, читает и  ждёт фильм. Фильм  по книге Глуховского снимают в Голливуде серьёзные продюсеры.

             В Максиме сильно боролись читатель и  издатель. Шикарный проект – для издателя.  «Как читатель, я не могу это принять. Читал,  и душила атмосфера – трупный запах, экскременты, крысы с кетчупом. Но! Сегодня у этих книг колоссальная аудитория. Почему? Не знаю. Это мы должны с вами друг у друга спросить.   Почему читателей 25-35 лет их это интересует?

           Максим предложил Андрею сделать с ним интервью для альманаха «Новое слово»– как он работал над книгой. С позиции продвинутого, успешного  писателя.

«Как читатель – да, не моё. Издательство – бизнес. Огромный бизнес. Тут у меня много вопросов к автору. Войти бы в этот мир и издавать такие серии!»

     Пожелал А. Лисьеву  от рассказа в сборнике  и романа внутри серии прийти к своей собственной серии.

     Вопрос Максиму от Андрея Венедиктовича: «Почему именно прекратил читать? Максим: «Перебор  тяжёлой атмосферы. Чисто физически мутит».

А. В.: «Отрицательная масса» пересилила. Почему именно читатель отложил книгу? Ага. Перебор деталей, усиливающих негативное впечатление. На третьей главе. Такие детали надо «выпалывать».

Не соблюдая золотого сечения, мы перегружаем читателя. На наших собраниях это тоже надо подмечать. Прежде всего, для пользы авторов».

Алёна Кубарева, новая участница " Точек", так сказала о книге Лисьева:

Уже 3 года как вышла из поколения людей, которые «пожирают крыс с кетчупом».  38 лет. Прочла всю книгу. Легкий жанр, но книга написана человеком, много знающим, много умеющим и, безусловно, талантливым.

Алёна - не поклонница современной  фантастики. Книга показалась интересной, увлекательной. Невозможно предугадать сюжетные повороты и финал. Автор относится к читателю как к равному. Не разжёвывает, даёт возможность самому сообразить, в чём там дело.

Немножко обидно, что автор взялся за этот проект, поскольку  способен на бОльшее.

В романе удалось создать картину постъядерного апокалипсиса. Хорошо представляемо.

С главным героем не гладко. Подросток, но ведёт себя как взрослый. А в конце снова впадает  в детство. Взяли и украли. Понятно, что хэппи-энд невозможен, - надо продолжать проект дальше.

Образы зверей понравились. «Чувихи, вичухи». Свирепые, но симпатичнее людей.

Вспомнила Уэллса, Брэдбери, Стругацких. Глубины не хватило.

Очень понравилась развязка. Частушка про Берию – бомба, прелесть. Возник настоящий интерес и любопытство, а что же будет дальше?

В конце действие развивается скачками: двойная смена власти, выверено до мгновения. Вдохновение – и у автора, и у читателя.

     Алёна ждала, что герой возглавит общину и государство. А тут - его крадут на пороге триумфа. И непонятно,  а зачем вообще всё было?

Хотелось бы, чтобы автор писал как можно дальше и больше. Язык живой и образный. Хочется прочитать более глубокие и искренние произведения Андрея Лисьева.

Ришат Кильмяков. Да, мальчик-подросток к концу повествования произносит яркие пафосные речи. Сколько лет герою? 15-16. Мутант, конечно, закалился в боях. Но достоверности всё равно не хватает.

Ришат давно вышел из возраста читателей этого жанр, но знает, что по статистике каждый пятый читает книги в жанре  «постапокалипс» или «постядер».

Книгу Лисьева тоже прочитал от начала до конца. Максим прав, третья – четвёртая  глава идёт тяжело. Вялое повествование, при массе негатива.

В седьмой  главе появляется гриб-призрак - автор оживляется. Ему это интересно.

К десятой главе входит во вкус. Вдохновение. К концу идёт мощно.

Концовка - небанальная. Описано схематично, но оригинально.

В целом, есть продуманный сюжет, интрига. Но автор зажат своим заданием: время после ядерного катаклизма. Но, тем не менее, есть изюминки.

Персонажи реалистичные, хорошие диалоги. Но главный герой разочаровывает. Изображён поверхностно. Не знаем, как он вырос. Да, дед взял на воспитание. Но откуда он взялся, как учился, как прошло становление, взросление? Просторечные слова употребляет в  начале. К середине у него другая речь. К концу – яркий оратор. Как герой относится к своей способности – убивать больных? Наподобие эвтаназии. Рефлексии героя нет.

В целом, очень интересно. Потенциал автора виден. Если он выйдет за рамки, напишет ещё много интересного.

Две категории читателей у книг этого жанра. Одни хотят отрешиться, забыться, отвлечься. Лекарство со знаком минус.

Вторая категория  – романтики. Романтический потенциал Андрей в себе разовьёт и ещё нас удивит!

Виктор Петрович Слинько. К фантастике относится нехорошо.  Но нашего автора читал. Практически всё прочел. Чего-то не хватает.

О книге впечатление двоякое. Текст гладкий. Но ведь неважно, что, важно, - как. Здесь многих вещей Виктор Петрович  не приемлет. Гладко, но нет школы. Нет внимательного отношения к стилистике.

Есть и есть, и пусть будет. И читаешь, и не хочется дальше. Почему? Потому что ты читаешь фразу и понимаешь, что она - нелепая.

Если хочешь  убедить, напиши, что за ситуация. Что происходит с самого начала, непонятно. Автор просто так, от незнания предмета, заполняет пустоту.

Когда пишем, должны знать о предмете больше, чем мы пишем. И дать читателю наиболее нужное,  на авторский взгляд.

Редактуры должной  в книге, к сожалению,  не было. (Приводит примеры).

Герой, который говорит, настолько индивидуален, как отпечатки пальцев. Два героя никогда не будут говорить одинаково.

Хотелось бы пожелать, чтобы автор внимательнее относился к тексту. Больше обращая внимание не на количество печатных знаков, а на их качество.

Ответное слово Андрея Лисьева: Пришлось  дописывать формально – для заполнения пустых мест. Требовалось  10 авторских листов. Было 9,5.

Всегда пишет динамично, замахиваясь на экранизации.  Это -  метод. Финансовый успех литературы – это экранизация. Это – Голливуд. Только там есть деньги. Всё остальное – это разминка.

Выводы интересные и спорные: два редактора принимали решение об издании.

Переругались между собой. Оказалось, что у них разное мнение. Динамичный сюжет  -  требование столичной публики. Регионалам - слишком много персонажей, локаций. Им не хватает медленностей, «нуднот», потоков сознания не хватает. Разные цели. Кому – что.

Редактором серии найти автора сложнее, чем автору устроиться работать в серию.

Очень жёсткие правила отбора.

Первое место в книжном бизнесе - учебники, потом детские книжки с картинками, нон-фикшн, у этих книг сумасшедшая маржа. Потом какая-то зарубежка переводная. И только потом – художественные книги на русском языке современных авторов.

Очень трудно в таких условиях даже окупить расходы на зарплаты редакторов.

Отсутствие хеппи-энда  - требование. Нужно продолжать серию.

Книжка продается. 70 тысяч – заявленный в книге  тираж, на случай допечатки. Так оформляют договор. 2500 напечатано всего, 70% продано. 900 экз. осталось.

Реплика А.В.: «Вообще, при нынешнем бизнесе, книга  продаётся активно в течение первых двух недель. Рекламируемая книга. Если неактивно рекламируется – продаётся  месяц. Допродавание – самая сложная стадия».

Аудитория – кто был на четырёх презентациях книги в разных местах?. Реальный  возраст – 9-10 класс. Мальчишки. С ними приятно общаться. У них горят глаза. Оказывается, ты пишешь для них. Они умные. Задают правильные вопросы.

Кросстекстовая связь: Анекдот про крысу с кетчупом – это из Терри Праччета.

«Мы – народ!» – начало американской конституции. Этого всего ребята не знают.

«Я слишком взросл для них. Я не угадал».

Неожиданный       опыт - тролли в интернете, которые  клюют бессодержательно. У них свои психологические проблемы. Но это демотивирует.

Аудитория поклонников жанра - 100 000 человек. Группа  «Вселенная Метро 2033 В Контакте».

 Но продолжения пока не хочется. Пока пишу научную фантастику».

Заключительное слово А.В. Воронцова:  Хорошо прошло обсуждение, результативно.

Да, согласен, хорошо бы давать индивидуальные речевые характеристики героям. Вообще в современных книгах герои говорят «одним языком». И это понятно. Какую работу надо провести писателю, чтобы придумать досье каждому герою!

Ведь речь – следствие знаний автора о герое. 

Над каждым проявлением творчества – тайны мастерства. Это момент идеальный. Без этого нормальной литературы не бывает. За этим стоит огромное знание жизни или чувствование слова, понимание слова и удивительное предвосхищение ситуации.

Наш мир, когда он наш – исконный, там и  слова появляются наши. А в чужом мире присутствуют чужие слова.

Мы - не утончённые филологи, чтобы всё время применять различные словари. «Наш» словарь появится тогда, когда герои заживут в произведении своим языком.

Герои могут действовать в системе с жесткими ограничениями. Для истинного таланта ограничений нет. «Двенадцать стульев» – изначально заказ на  атеистический роман от ведомства Ярославского. Заказали антирелигиозную агитку.

Сейчас правила в издательствах гораздо тоталитарнее , чем в советские времена.

Отсутствие у писателя хэппи-энда – издевательство над писателем. Но! Писатели могут работать везде, в любых условиях. Нас интересует путь вверх. И дальше.

2500 тираж (книги «Зима милосердия») -  это уже теперь хороший тираж. 800 – средний тираж  для серьёзных книг.

Но литература выживала всегда. Даже в 18-19 годах XX века, когда остановились типографии.  Тогда стали писать от руки. Замятин, «Мы». Михаил Осоргин, Зайцев продавали в Лавке свои рукописные книги.

Перспектива для развития литературы есть всегда. Книгопечатание не умирает. Все возможности у нас есть. Выпускать книги.

Появляются неизменно люди из Беларуси, которые на ММКЯ ищут стенд «Точек», чтобы купить наши сборники. И да будет так!

______________________________

В  художественной части программы прозвучало два фрагмента из романа Андрея  Лисьева «Метро 2033. Зима милосердия» в исполнении актёра театра "Голос" Евгения Касаткина.

Музыкальная часть была отдана прекрасному инструменту - скрипке (в сопровождении фортепиано). В исполнении учащихся музыкальной школы имени Я. В. Флиера прозвучали произведения Н. Паганини, Л. Портнофф и А. Дворжака.